Россия пытается остановить на ее пути в Евросоюз не только Украину. В России не раз намекали, что проевропейский курс Молдовы может стоить Кишиневу потери не только Приднестровья, но и Гагаузии; и дело не ограничивается одними лишь угрозами. Автономный регион Молдовы, издавна являющийся головной болью для Кишинева, теперь становится таким и для Киева. Неспроста именно в Гагаузии, как утверждается, вербовали боевиков на Донбасс. 

Молдовский портал NewsMaker анализирует нынешние взаимотношения Кишинева и Комрата. «Европейская правда» с разрешения наших молдавских партнеров публикует статью о ситуации в Гагаузии; текст републикуется с редакционными правками и пояснениями для украинского читателя.

* * * * *

 

Гагаузскую автономию в составе Молдовы считают примером мирного и успешного разрешения межэтнического конфликта на постсоветском пространстве. Однако спустя 23 года после создания на юге Молдовы автономии Кишинев по-прежнему смотрит на Гагаузию с опаской.

За 20 с лишним лет Гагаузская автономия так и не стала успешным примером интеграции для остающегося никем не признанным Приднестровья.

В Тирасполе и слышать не хотят о гагаузской модели урегулирования, а отношения между Кишиневом и Комратом (столица автономии) регулярно обостряются. Значительная часть молдавской политической элиты подозревает гагаузов в сепаратизме, хотя прямо и открыто об этом мало кто говорит. 

Последний конфликт произошел этим летом, и он до сих пор до конца не исчерпан.

23 года одиночества

Гагаузия — автономия на юге Молдовы, возле украинской границы. Здесь компактно живут гагаузы, составляющие 4,6% населения страны. Закон, наделяющий ее автономным статусом, парламент Молдовы принял в декабре 1994 года. Это стало результатом непростого компромисса между Кишиневом и Комратом после четырех лет противостояния, в течение которых Гагаузия вместе с Приднестровьем была де-юре непризнанным, но фактически независимым государством — Гагаузской Республикой.

Еще тогда правительству и парламенту Молдовы было предписано в шестимесячный срок привести законодательную базу Молдовы в соответствие с законом о Гагаузской автономии. На практике это так и не было сделано — большая часть законодательства страны до сих пор не учитывает, что в составе государства есть автономия с особыми правами и полномочиями.

За 23 года нерешенность этой проблемы не раз становилась причиной обострения отношений между Кишиневом и Комратом.

Ситуация усугубляется еще и тем, что в то время как Кишинев ведет курс на европейскую интеграцию, Комрат смотрит в сторону России.

Вместе с тем власти автономии налаживают сотрудничество не только с регионами Российской Федерации, но и с Приднестровьем. Это вызывает жесткую реакцию в Кишиневе и становится поводом для обвинений в сепаратизме.

Жители Гагаузии до сих пор плохо интегрированы в молдавское общество. В автономии говорят преимущественно на русском языке и плохо владеют государственным, поэтому гагаузы предпочитают российские СМИ молдавским. А европейскую интеграцию жители Гагаузии в основном ассоциируют не со вступлением в Евросоюз, а с объединением с соседней Румынией.

 

Политические элиты Кишинева не уделяют региону особого внимания. Обычно об автономии вспоминают перед выборами или когда Комрат высказывает недовольство по тому или иному поводу.

О том, что Гагаузия — один из наиболее пророссийских регионов страны, наглядно свидетельствуют результаты президентских выборов 2016 года. Игорь Додон, построивший избирательную кампанию на тезисе о необходимости сближения с Россией, набрал в автономии более 99% голосов.

Но, как ни странно, большинство в гагаузском парламенте контролирует правящая в Молдове Демократическая партия, декларирующая проевропейский курс.

Это стало возможным благодаря одномандатной системе избрания депутатов в парламент автономии. На выборах победили в большинстве своем независимые кандидаты, однако затем в результате переговоров они вдруг оказались во фракции демократов.

В феврале 2014 года в Гагаузии провели референдум об отношении к внешнеполитическому курсу страны и о праве на самоопределение в случае утраты Молдовой независимости. В Кишиневе гагаузский плебисцит заранее назвали сепаратистским, а его результаты — незаконными.

Скандальный референдум, тем не менее, помог привлечь к проблемам автономии внимание центральных властей и международного сообщества.

При посреднической, экспертной и финансовой поддержке внешних партнеров молдавские и гагаузские депутаты проводили встречи, посещали европейские страны, изучали их опыт функционирования автономий. Результатом работы второй такой депутатской группы стали первые три законопроекта, призванные заложить основу дальнейшей гармонизации законодательства.

Летнее обострение

Под занавес весенне-летней сессии парламент рассмотрел пакет из трех касающихся автономии законопроектов, зарегистрированных в парламенте еще в 2016 году. В итоге два из них утвердили сразу в двух чтениях, но в отредактированном виде.

Предложенные депутатами молдавского парламента поправки в проекты не устроили Комрат и спровоцировали скандал.

Народное собрание Гагаузии (НСГ — парламент автономии) выступало против того, чтобы Гагаузия относилась ко второму уровню управления, и настаивало на введении в рамках административно-территориального устройства Республики Молдова особого уровня управления для Гагаузии.

В парламенте Молдовы на условиях анонимности утверждают, что некоторые предложенные НСГ поправки «опасны». В итоге все «подозрительные» пункты устранили и законы приняли в отредактированном варианте. В Кишиневе это назвали компромиссом, заявив, что была найдена «золотая середина».

В Комрате с «компромиссом» не согласились, посчитав, что гагаузов снова обвели вокруг пальца.

«Суть предлагавшихся поправок сводилась к тому, чтобы политическое руководство страны признало автономию и начало работать с ней на равных. Автономия не может быть приравнена к району, поэтому мы просили привести законодательство в соответствие и ввести в нем норму об особом уровне управления. Мы за это бились много лет. Но воз и ныне там», — заявил депутат НСГ Сергей Чимпоеш, уточнив, что реакция в автономии на произошедшее — отрицательная. 

Президент Игорь Додон тем временем поспешил с визитом в автономию и пообещал не подписывать законы, если в Комрате будут на этом настаивать.

 

Ситуация усугубилась еще и тем, что гагаузы требовали квоту (пять депутатов) для автономии при введении смешанной избирательной системы в Молдове. Это обещал Гагаузии, в том числе, президент Игорь Додон.

В утвержденном под занавес парламентской сессии проекте изменения избирательной системы с пропорциональной на смешанную, за которую голосовала и пропрезидентская Партия социалистов, квоты для гагаузов не оказалось.

Посещая Гагаузию, Додон попытался нейтрализовать скандал, пообещав, что будет добиваться для автономии создания трех одномандатных округов. Еще два депутата из Гагаузии, по его словам, пройдут по партийным спискам. 

Малыми шагами

Как выйти из нынешней ситуации и не допустить, чтобы конфликт накалился до критического уровня? Единого рецепта, похоже, не существует.

Бывший вице-спикер молдавского парламента, а ныне эксперт организации CMI (Crisis Management Initiative) Александр Стояногло считает, что ситуация уже сдвинулась с мертвой точки.

«Да, гагаузская сторона выдвинула свое видение. Кишинев принял то, что он посчитал возможным и нужным. В любом случае принятие этих поправок – уже шаг вперед», – сказал он в беседе с NM. Главное, по его словам, заключается в том, что гагаузский вопрос постоянно присутствует в повестке молдавского парламента.

В то же время руководитель неправительственной организации «Пилигрим-Демо» Михаил Сиркели полагает, что произошедшее в молдавском парламенте с гагаузскими проектами свидетельствует о бесперспективности выбранного механизма для диалога и необходимо разрабатывать другой.

По его словам, власти эксплуатирует тему «гагаузского сепаратизма», чтобы продать Западу историю об угрозе «русских танков».

«Так они пытаются легитимизировать себя в глазах партнеров, прежде всего США. Легенда о русских танках, которую пока успешно продают, держится на трех китах: приднестровской угрозе, пророссийском президенте и гагаузском сепаратизме», – заявил эксперт.

Поэтому, говорит Сиркели, власти делают все, чтобы поддержать такой образ Гагаузии: «Недавно в СМИ появилась информация, что российские дипломаты вербовали боевиков для ДНР и ЛНР. Все это увязали с Гагаузией. Активно муссировалась и тема подписания соглашения между НСГ и Верховным советом Приднестровья».

Причем спикер парламента Гагаузии, подписавший договор с Приднестровьем, является членом якобы проевропейской Демпартии – правящей политической силы Молдовы.

Все это дает основания говорить: история далека от финала.

«Европейская правда» будет следить за развитием событий.

Автор: Максим Андреев, NewsMaker

Материал подготовлен при поддержке русскоязычной Медиасети

ЧИТАЙ ТАКЖЕ
  • Вступление Молдовы в ЕС возможно только без Приднестровья и Гагаузии – Додон
  • В молдавской Гагаузии выбрали пророссийского губернатора

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here